Перейти к содержанию

Рекомендуемые сообщения

Как говорится, земля слухами полнится. Не стала исключением и сфера ароматерапии и всего, что с ней связано.

Попробуем в этой теме прояснить некоторые распространенные ошибочные суждения. :mail1:

 

Тема закрыта для обсуждения. Все разговоры в другой теме, тык.

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Начать хочу с популярной темы:

 

Натуральное мыло

 

Давайте разберемся, может ли мыло быть "натуральным"?

 

"Натуральный - Настоящий, подлинный, природный, не искусственный"

От лат. natura - природа; naturalis - природный, естественный.

Натуральное - это что-то, имеющее естественное происхождение, встречающееся в природе.

 

К примеру,

"Натуральное вкусоароматическое вещество (natural flavouring substance) — это вкусоароматическое вещество, выделенное из сырья растительного или животного происхождения, в том числе переработанного традиционными способами приготовления пищевых продуктов с помощью физических или биотехнологических методов."

Выделенное из сырья растительного или животного происхождения... с помощью физических или биотехнологических методов.

В противовес:

"Искусственное вкусоароматическое вещество — это полученное методами химического синтеза вкусоароматическое вещество, не идентифицированное в сырье растительного или животного происхождения"

Искусственное - полученное методами химического синтеза, не встречающееся в растительном или животном сырье.

Это ключевое различие можно применить и для других определений.

 

"Мы́ло — жидкий или твёрдый продукт, содержащий поверхностно-активные вещества...

Получение мыла основано на реакции омыления — гидролиза сложных эфиров жирных кислот (то есть жиров) с щёлочами, в результате которого образуются соли щелочных металлов и спирты."

В мыле есть ПАВы, мыло - это результат химической реакции жиров с щелочью.

Саму щелочь тоже получают с помощью химических реакций:

"путём электролиза хлоридов щелочных металлов или действием воды на оксиды щелочных металлов."

 

Таким образом, мыло не является продуктом естественного происхождения, и натуральным по определению не является.

 

Примечание:

Определения взяты из интернет-словарей и википедии.

 

 

Сопутствующие заблуждения.

 

"Идеальное очищающее средство - это то, которое не только удаляет с поверхности кожи грязь и ороговевшие частицы, но и увлажняет кожу, питает её и защищает от вредного воздействия окружающей среды."

Первая и главная функция очищающего средства, в том числе и мыла, - это очищение. При этом средству "наплевать", что оно смывает не только лишние, но и нужные липиды, оказывает порой раздражающее действие. Поэтому в очищающие моющие средства вводятся добавки, которые снижают наносимый вред.

Для увлажнения кожи нужны вещества, которые либо проникнут вглубь кожи, либо образуют на поверхности пленки, способные удерживать влагу. Какой смысл добавлять подобные вещи в средство, которое проводит на коже считанные секунды и затем смывается водой?

"В состав многих сортов современного мыла входит щёлочь"

В состав мыла щелочь не входит, это химический реагент, который вызывает ожоги на коже. Какой здравомыслящий производитель станет добавлять в средство для ухода опасное вещество, и какая контролирующая инстанция даст добро на продажу такого средства потребителям? Ответ: Никакая.

На самом деле в мыле содержатся соли щелочных металлов. Это совсем другие соединения. Назвать их щелочью - все равно что назвать поваренную соль соляной кислотой.

 

"Из-за отсутствия информированности многие люди продолжают использовать мыло с химическими веществами"

Как уже прояснили в начале, любое мыло - это химическое вещество.

Отличие мыла только в жирах, которые омыляют:

"В качестве сырья для получения основного компонента мыла могут использоваться животные и растительные жиры, жирозаменители (синтетические жирные кислоты, канифоль, нафтеновые кислоты, талловое масло)."

Добавки могут быть растительными - это всевозможные экстракты, но они не меняют суть самого мыла, они несут в себе что-то полезное, тем самым уменьшая негативное действие мыла.

 

При этом давайте уточним и еще один важный момент. Мыло имеет щелочной рН, а наша кожа - кислотный. Умывание мылом нарушает баланс кожи, ничего хорошего это не влечет.

  • Like 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Мифы о шампунях

доктор химических наук М. Ю. Плетнев

„Химия и жизнь — XXI век”

 

Страшное слово «лаурилсульфат»

 

О шампунях, воспеваемых нынешней рекламой, говорят и пишут разное. Диапазон оценок весьма широк: от восхищения их чудодейственными свойствами до леденящих душу предостережений, после которых впору готовиться к полному облысению, если не к инвалидности.

 

Процитируем, к примеру, статью в газете „Деловой мир”, подписанную „специалистом” из минской медицинской фирмы „Авиценна” (стиль и орфография сохранены): „…Возьмём шампунь, в котором обычно используется как моюшее средство Содиум Лаурил Сульфат, кстати, применяемое в промышленности как обезжириватель двигателей, других деталей, для мытья полов в цехах. Это дешёвое средство вместе с шампунем проникает в глаза, мозг, сердце, печень, накапливается там и вызывает серьёзные поражения. Одно из проявлений — задержка развития глаз у детей и катаракта у взрослых. Стандартные фирмы вынуждены идти на применение небезопасных химических веществ в качестве составляющих в косметических средствах, чтобы снизить стоимость товара”.

 

Доля истины содержится лишь в замечании о дешевизне обсуждаемого средства. Лаурилсульфат натрия (так он называется на самом деле) — поверхностно-активное вещество (ПАВ), иначе говоря, компонент шампуня, ответственный за его моющее действие. С точки зрения химика, лаурилсульфат натрия представляет собой смесь алкилсульфатов, содержащую от 55 до 85% додецилсульфата натрия. Действительно, это эффективное и недорогое средство, так же как лаурилсульфаты аммония и амина, уже полвека используют в производстве косметики. Сегодня около 50% всех шампуней, выпускаемых в США, содержат лаурилсульфат как основной компонент и ещё примерно 30% — лаурилсульфат в смеси с другими ПАВ. В Европе и России производители шампуней предпочитают другое вещество, близкое к лаурилсульфату по свойствам и себестоимости, — лаурилэтоксисульфат. Эти и подобные им вещества устойчивы в жёсткой воде, прекрасно пенятся и моют. Они содержатся не только в шампунях, но и в средствах для принятия ванн и душа, для полоскания рта, в зубных пастах.

 

Как верно заметил автор газетной заметки, лаурилсульфат применяется также в бытовых химикатах и технических моющих средствах. Однако поваренная соль тоже содержится не только в продуктах питания, но и в рассолах-хладоносителях, а белковые гидролизаты — в пищевых концентратах, косметических кремах, шампунях и в средствах пожаротушения, и это мало кого волнует. Для разговора на более серьёзном уровне необходимо чёткое понимание того, как на самом деле лаурилсульфат и подобные ему вещества воздействуют на человеческий организм.

 

Мозги не сушит. А волосы?

 

Поверхностно-активное вещество, вместе с шампунем проникающее в мозг, — достойный сюжетный ход для зловещего фантастического триллера. К счастью, в жизни таких ужасов не бывает. Конечно, если любым из упомянутых ПАВ накормить человека (например, через зонд — выпить раствор в нужном количестве подопытному вряд ли удастся), можно вывести из строя и сердце, и печень, и почки. Однако даже миниатюрной женщине придётся „съесть” не менее 150 г лаурилсульфата, чтобы оказаться на том свете с вероятностью 50%. Иные пути проникновения ПАВ в организм практически исключены: при кратковременном контакте с шампунем кожа — непреодолимый барьер для них. Что касается глаз, то лучшая профилактика катаракты — естественная реакция человека плотно зажмуриваться при мытье. А детям шампуни для взрослых, как известно, противопоказаны. Для малышей выпускают специальные шампуни „без слёз” с особо мягкими ПАВ. Наконец, даже при длительном использовании синтетических препаратов для мытья ПАВ не накапливаются в организме.

 

Реже говорят о менее зловещем и более обыденном вредном воздействии ПАВ — пересушивании волос и кожи. Структурная основа человеческого волоса — волокна белка кератина. На этих волокнах адсорбированы отдельные аминокислоты, короткие олигопептиды, молекулы воды; на них оседает и грязь: выделения сальных и потовых желёз, частицы омертвевшей кожи — перхоть. Загрязнения, принесённые извне — пыль, частички сажи, — вопреки распространённому убеждению, даже в городах составляют не более 5–7% от общей массы грязи. Именно избыток кожного жира заставляет волосы слипаться и придаёт им неопрятный вид. Приходится мыть голову.

 

При мытье ПАВ и вода „вклиниваются” между грязью и волосом. После этого даже при небольшом механическом воздействии жир отрывается от поверхности волоса, свёртываясь в капли. Часть жира при этом образует мицеллы — мельчайшие капельки, окружённые мономолекулярным слоем ПАВ.

 

Но тут начинаются проблемы. ПАВ взаимодействует с кератином, нарушая его структуру: белок разворачивается и набухает, становится менее прочным. Мытьё уносит не только грязь, но и полезные компоненты. В результате волосы становятся тусклыми, ломкими и непослушными, легко электризуются. Особенно подвержены всем этим неприятностям волосы после отбеливания перекисью или химической завивки. Пересушенная кожа головы грубеет, начинает шелушиться — появляется перхоть, покраснение и зуд…

А через несколько дней после мытья волосы, как ни удивительно, снова укладываются легче и лежат глаже. Дело в том, что жир на волосах — это не просто грязь, а естественный антистатик, водоотталкивающая смазка, придающая эластичность, и даже слабое антибактериальное средство. Так что расставаться с ним волосам очень и очень непросто.

 

Рыбий жир: естественная сила здоровых волос

 

А в самом деле, не отказаться ли нам от шампуней? Жили ведь люди до наступления эры высоких технологий, и головы мыли безо всяких там лаурилсульфатов… Не найдётся ли у предков подходящего рецепта на замену?

 

На протяжении своей многовековой истории человек немало экспериментировал с отмыванием волос. Известно, что древние греки и египтяне применяли для этой цели смесь глины с водой. В средневековой Европе пользовались кашицей на воде из муки и отрубей, смешанных с тальком. Подобные смеси хорошо адсорбируют жир и загрязнения. Кстати, точно так же действуют современные „сухие” шампуни-порошки, которые обычно поставляются в форме аэрозоля, — например шампунь „ВАС” немецкой фирмы „Schwarzkopf”. В состав таких шампуней входят тальк, коллоидальный кремнезём, алюмосиликаты, этерифицированный крахмал, эфиры целлюлозы. А отруби и ржаную муку грубого помола по сей день рекомендуют для укрепления волос — как источник витамина Е.

 

Некоторые народы практиковали процесс, если можно так выразиться, противоположный мытью волос — умащивали голову маслом, животным или даже рыбьим жиром, подбирая своего рода заменители кожному жиру. Индейцы, африканцы, наши чукчи избавлялись таким образом от вшей: и красота, и гигиена сразу. Но речь идёт не только о первобытных народах; герой одного из рассказов Акутагава, с отвращением глядя на неопрятную деревенскую девочку, отмечает, что волосы у неё „без признака масла”, причём действие происходит не где-нибудь, а в предместьях Токио начала нашего века (XX — П. З.). Однако в современную культуру намасленная голова так и не вписалась…

 

История не называет имени египтянина, который около трёх тысяч лет назад получил из жира и золы некое подобие современного мыла. Кусковое туалетное мыло появилось в средние века в Европе. Технология его получения, основанная на щелочном гидролизе жиров и растительных масел (эту реакцию химики так и назвали „омылением”), практически не отличалась от современной. Эволюция мыловаренного производства, особенно бурно протекавшая в последние сто лет, была направлена на облагораживание сырья, улучшение состава и потребительских свойств мыла и сейчас в основном завершилась. Жидкие и кусковые мыла оставались главным средством для мытья головы вплоть до 50-х годов нашего столетия, когда их основательно потеснили шампуни.

 

Отмывает и умасливает

Итак, что нам подсказывает опыт предков? Чем всё-таки мыть голову?

 

До сих пор иногда приходится слышать, что лучше всего для этой цели подходит обыкновенное мыло. Соли натуральных жирных кислот, входящие в его состав, не раздражают кожу и не накапливаются в тканях, а отмывают если не так же эффективно, как синтетические ПАВ, то всё же достаточно хорошо. А чтобы нейтрализовать щелочную реакцию, можно в конце мытья ополоснуть волосы раствором уксуса. Кстати, про шампуни говорят ещё, что они „защелачивают” волосы, то есть нарушают структуру кератина ещё и таким способом.

 

Мыло и уксус — не самая худшая из рекомендаций, если цель предельно проста и утилитарна, как при повзводной помывке в гарнизонной бане. Но когда подобные советы исходят от косметолога, первейшей заботой которого должны быть всё-таки красота волос и удобство клиента, — становится грустно.

 

Прежде всего, о каком щелочном воздействии современных шампуней может идти речь, если подавляющее большинство их имеет слабокислую реакцию (рН 5,2–6,0), близкую к изоэлектрической точке кератина волос? (Изоэлектрическая точка белка — это значение рН, при котором он сохраняет наиболее компактную пространственную структуру). Исключение составляют медицинские шампуни, в которых щелочная среда бывает необходима для стабилизации лечебного компонента. А вот жировое мыло как раз всегда щелочное.

 

Кроме того, мыло не содержит компонентов, укрепляющих волосы и улучшающих их внешний вид, не говоря уж о комфорте при мытье. Словом, если вы хотите не только удалить грязь с волос, но и сделать их красивыми, лучше пользоваться не мылом, а шампунями, которые давно перестали быть просто „средством для отмывания”.

 

Как мы только что убедились, идеальное моющее средство для волос должно удалять загрязнения, но не обезжиривать. Эту на первый взгляд фантастическую задачу сегодня удалось разрешить. Высококачественный шампунь, смывая с волос жировой слой, тут же заменяет его веществами, которые называются пережиривающими добавками. Это могут быть растительные масла и животные жиры, производные жирных кислот и ланолина, лецитин. Пережириваюшие добавки взвешены в шампуне в виде микрокапель или мицелл. Первоначально предполагалось, что введение масел в шампунь снизит извлечение жира из волос. Но всё получилось ещё более удачно: оказалось, что при мытье таким шампунем происходит обмен жиров между шампунем и поверхностью волос. Грязный жир отмывается, а волосы умащивает кокосовое масло или „блеск жожоба” (то есть хохоба, см. № 5 „Химии и жизни” за 1995 г.)

 

Растительные масла и экстракты часто включают в состав высококачественных шампуней. Но что касается шампуней, „состоящих только из натуральных компонентов”, вынужден разочаровать поклонников „естественной” косметики: это не более чем реклама. Без современного органического синтеза не может быть создан ни один моющий препарат. Правда, для получения того же лаурилсульфата натрия можно использовать и синтетические спирты, и спирты из кокосового масла. Но те и другие проходят одинаковую последовательность химических превращений на пути к конечному продукту, и при этом, очевидно, „натуральность” теряется. В конце концов, вовсе не факт, что шампунь с ПАВ из натурального растительного сырья будет лучше, чем шампунь с ПАВ из сырья синтетического…

 

Продолжение тут.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Попалось мне такое хорошее видео.

Девушка про профессии химик, живет в Америке, родом из России.

Интересуется косметикой. В данном видео высказывает свое мнение, основываясь на исследованиях и офиц.документации, обратное распространенным мифам о SLS и SLES.

 

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Еще одно видео, теперь про силиконы. :rolleyes:

 

 

Могу добавить, что "прямые" - это линейные силиконы. Диметикон по шкале комедогенности имеет все-таки 1, а циклометикон (цикличный, летучий) 0.

У масел значения больше.

Т.к. молекулы крупные, то внутрь, в кровоток, через кожу они не проникают! Поэтому в организме не накапливаются и ничего не вызывают.

Они не липкие и не жирные, поэтому широко применяются в рецептурах, из-за их потребительских свойств.

В видео говорится про увлажнение, увлажненность. Силиконы, как масляная часть, в этом смысле работают как любые маслянистые компоненты как готовой, так и самодельной косметики, т.е. "запирают влагу внутри". Это НЕ влагоудерживающая добавка, это эмолент.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Откуда пошли мифы о парабенах

 

Парабены – отличный консервант, который крайне редко способен спровоцировать раздражение. Низкой концентрации парабенов достаточно, чтобы препарат сохранялся положенные по уставу EC 36 месяцев. Другое их достоинство – они не вступают во взаимодействие с активными ингредиентами и, следовательно, никак не влияют на эффективность крема. По моему мнению и по мнению многих химиков, ничего сравнимого с парабенами по комбинации этих трех показателей (консервирующие способности, низкая вероятность раздражения и инертность по отношению к другим ингредиентам) нет.

 

Почему они, бедняги, стали косметическим жупелом?..

 

Парабены очень страшны. Особенно ночью и в темноте.

 

История такова. В 1998-м году были опубликованы результаты исследования, проведенного на крысах, где говорилось, что определенные парабены – в частности, бутилпарабены и метилпарабены – обладают слабым эстрогеноподобным действием. И было высказано предположение, что они могут влиять на гормоночувствительные рецепторы тканей. И, соответственно, есть опасность спровоцировать развитие гормончувствительных видов рака. Например, некоторые виды опухолей молочной железы – они как раз гормоночувствительные.

 

Через два года маммолог Филиппа Дарбор опубликовала результаты исследования 20 образцов тканей опухоли молочной железы, анализ которых подтвердил наличие в них парабенов. И высказала предположение, что парабены попали в ткани молочной железы в составе дезодорантов — и стали причиной развития рака.

 

Никаких доказательств того, что это предположение правильно — и даже доказательств корректности самого исследования! — Филиппа Дарбор впоследствии привести не смогла. У нее почему-то не сохранились данные, были утеряны стекла, на которых она исследовала образцы, и так далее.

 

Но тем не менее, с 2000-го года мир захлестнула парабеновая паранойя.

 

Естественно, тут же были начаты другие исследования тканей молочных желез, пораженных раком. Потому что 20 случаев еще не могут считаться доказательством (минимум нужно 100), и проводить эти исследования нужно в стандартизованных условиях. Таких исследований — с соблюдением всех правил, под неустанным контролем, причем по нормам не косметической, а фармакологической индустрии – было сделано много. Их проводило Американское общество изучения рака, FDA и скандинавское Общество Косметической Химии. В итоге в 2008 году было опубликован рапорт, занимающий более 80 страниц, на основе анализа более тысячи независимых исследований и наблюдений. И по результатам этих исследований было заявлено, что использование парабенов во всех видах косметической промышленности опасности не представляет.

 

Заодно, кстати, выяснили, что химическая природа парабенов – специфическая. Во-первых, возможная гормональная активность парабена в 100 000 раз меньше, чем активность собственных человеческих гормонов. Во-вторых, когда парабены попадают в организм, они трансформируются, и технически в первозданном виде не могут дойти до рецепторов. В тот момент, когда они до этих рецепторов (допустим) доходят, всякую эстрогеноподобность они уже утрачивают. То есть даже теоретической возможности того, что в тканях больной молочной железы могли быть обнаружены парабены, нет. Если, конечно, их специально не ввели туда шприцем.

 

Но медиа-истерика уже была запущена. Пресса стала писать, что дезодоранты с парабенами вызывают рак груди, а шампуни с парабенами – причина опухоли головного мозга.

 

Так что парабены – классический пример истории «без вины виноватые». Все репрессии были основаны на ошибочном исследовании, результаты которого не подтвердились.

 

Сегодня ситуация с парабенами такова. Определены безопасные концентрации – до 1 %. (Стандартные концентрации в кремах – 0,4 – 0,8 ). В больших концентрациях парабены могут оказывать легкое раздражающее воздействие на чувствительную кожу. Есть запрет на использование определенного вида парабенов в средствах для детей. И, несмотря на все исследования, подтвердившие их безопасность, комиссией по безопасности косметических продуктов и Сенатом Франции было принято решение о запрете использования парабенов Isopropyl-, Isobutyl-, Pentyl- и Benzylparabenes в косметике, начиная с 2014 года. Полный запрет должен вступить в силу в 2015-м году. В заключении упоминается, что многочисленные исследования подтвердили безопасность использования парабенов в разрешенных концентрациях, но комиссия считает, что необходимы дополнительные исследования. И до полного прояснения вопроса объявляет запрет на использование парабенов в косметике.

 

Однако – вот парадокс! – этот запрет не коснется лекарственных средств, в том числе подразумевающих постоянный прием.

 

Логика здесь для меня совершенно загадочная.

 

Понятно, что уже появилось огромное количество средств, не содержащих парабены. И их производителям, конечно, на руку поддерживать миф о вреде парабенов. И также это выгодно производителям новых консервантов. Они, к тому же, дороже (потому хотя бы что не парабены), и можно поставить на баночку клеймо «Парабен фри». Как маркетинговая надпись это работает, конечно.

 

Что можно сказать об этих новых консервантах, кроме их цены? То, что мы имеем о них гораздо меньше информации. И они, увы, не безусловно лучше парабенов. Во-первых, многие из них появились недавно, после того, как был введен запрет на тестирование на животных. Поэтому подтверждение их безопасности существует только in vitro, а не in vivo. И данных о генотоксичности, накопительной токсичности и некоторых других получить без тестов на животных невозможно. Во-вторых, мы не можем с уверенностью утверждать, что они действительно стабилизируют препарат на срок 36 месяцев, как требуют законы EC. Не редки ситуации, когда средство, созданное с новым консервантом, теряет стабильность через 1,5 – 2 года, и его приходится отзывать с рынка. Я в процессе рассмотрения конфликтных ситуаций в качестве эксперта по косметической безопасности той же комиссии EC, сталкивалась часто со случаями возникновения контактного дерматита – и практически всегда это было после использования «органик-парабен-фри» средств. А в-третьих, концентрация консервантов нового поколения в креме, чтобы его сохранить в целости, должна быть несоизмеримо выше, чем концентрация парабенов. (0,2 % парабенов достаточно, чтобы сохранить весь объем. Новых консервантов иногда требуется 1%-2%. ) И на средства «парабен-фри» аллергические реакции возникают чаще.

Но маркетологи и производители альтернативных ингредиентов на парабенофобии, конечно, озолотились. И, кстати, и ей, этой фобии, мы в том числе обязаны общим ростом цен на косметику. Если помните, в середине 1990-х практически не было кремов дороже 50 долларов. 100 долларов – уже был люксовый люкс. Когда Carita выпустила в 2003-м, если не ошибаюсь, препарат за 300 евро, это казалось сумасшествием. А сейчас на рынке более 50 средств дороже 1000 евро. И — их берут! Страх вызывает покупательскую активность лучше, чем любые научные исследования с графиками и диаграммами. В связи с запретом на использование тех видов парабенов, которые я упомянула выше, с февраля 2015-го, можно ожидать очередного витка роста цен.

Тийна Орасмяэ-Медер

  • Like 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость
Эта тема закрыта для публикации ответов.

×